Если бы мне пришлось выбирать фотосъёмки, которые я бы отменил из-за дождя, это был бы как раз наш случай. Но как непредсказуемо разверзлись небеса именно в тот момент, когда мы нацелили фотокамеру на автомобиль, который назывался Заржавелый Демон Rusty Demon.

Владелец/конструктор Emanuel Sandén нисколько не волновался по поводу дождя, так как кузов для его творения был в буквальном смысле слова поднят со дна болота. Это настоящий налёт, получившийся в результате окисления, а не подделка во имя стиля.

Он быстро обратил наше внимание на то, что не старался построить рэт-род или «автомобиль конца света» (брутального вида с натуральной ржавчиной), в действительности строительство этой машины было закончено до того, как кто-либо в Швеции начал создавать подобные автомобили. Эмануэл говорит: «Это автомобиль старой модели с форсированным двигателем, он просто оказался коричневым – всё естественно».

У этого `31 Chevy большой двигатель Chevy ёмкостью 540 куб. дюймов, построенный вокруг блока управления двигателем Dart block с алюминиевыми головками цилиндров, старыми клапанными крышками Corvette и двумя четырёхкамерными карбюраторами Edelbrock. Эмануэл говорит, что двигатель развивает мощность 700-900 л.с. Приведённые им неопределённые цифры понятны, он просто знает, что двигатель производит большое количество мощности.

Визуально мне очень нравятся насадки. Врезанные под прямым углом со всеми четырьмя трубами, направленными наружу, они выглядят просто задиристо. Эмануэл сделал их вручную из насадок старых гоночных автомобилей и назвал их «пулемётами».

Теперь взгляните на размеры двигателя в отношении остальной части машины. В ретро автомобилях с модифицированным двигателем всё пропорционально, и все части машины отвечают своему назначению на выходе готовой продукции.

Видите эту ступеньку на полу машины? В корпусе сделан паз четыре дюйма, который опускает вниз кузов по всему лонжерону, вот почему совсем не видно шасси со стороны. Соедините низ кузова и срезанный верх, и вы увидите, как Ржавый Демон приобретает свой вид.

Итак, мы увидели гигантский мотор, шины и колёсную базу, низко посаженный кузов и плоский верх, но есть ещё одна черта, которая определяет индивидуальность этого хот рода – укороченный кузов. Первоначально машина имела четыре двери, но задние двери так проржавели в болоте, что Эмануэл выбросил их и соответственно отсёк кузов автомобиля.

Вы можете оценить новые пропорции автомобиля сзади и также заметить, как хромированные детали контрастируют с ржавой отделкой. Отметьте разницу колёс и шин спереди и сзади, даже «белобокие» автопокрышки разнятся по ширине.

Владельцы выставочных автомобилей идут на всё, чтобы сохранить автопокрышки чистыми, но я полагаю, что такой машине немного грязи на самом деле подходит лучше. Новые шины на этом автомобиле напоминали бы нам ботаника в новых белых кроссовках до тех пор, пока они износятся.

Это именно то, что отличает конструкции Эмануэля от типичных рэт родов. Он смог перепрофилировать найденные материалы, но не как попало. Нет, его движения были умными и обдуманными. Посмотрите на образцы рифлёных листов, которые он использовал как педали, и вы поймёте, что я имею в виду.

Рулевое колесо – другой пример. Три соединяющихся прута формируют рукояти колеса, и в результате получается предмет искусства. Почувствуйте разницу между просто липкой баранкой и тщательно продуманной деталью.

Интерьер довольно скудный, но не такой голый, как в другом хотроде Эмануэла, который работает на дизельном топливе. По крайней мере, на этот раз есть подушки на сиденьях.

Только самые важные приборы оставлены на приборной доске, главной особенностью которой является старинный тахометр, установленный на колонке.

Выглянув в лобовое стекло, мы можем увидеть измеритель наддува, вмонтированный в винтажную велосипедную фару.

Конечно, фирменная табличка кузова Chevrolet вернулась в автомобиль, хотя Emanuel Sandén не является большим поклонником Форда. Говорят даже, что где-то на автомобиле есть ругательное слово в адрес Форда.

Эмануэл имеет уникальное видение каждой своей конструкции, плюс мастерство и решимость использовать его – без сомнения, талантливый человек. Эмануэл говорит об этом несколько по-иному: «Я просто люблю копаться в хламе и что-то конструировать из него!»