Еще в начале XIX века, с изобретением газового освещения, в Европе начали строить заводы по перегонке светильного газа из каменного угля. Вслед за освещением газ начали применять для отопления, приготовления пищи и в термообработке. Как только возникла необходимость подводить газ от хранилищ к жилым домам и предприятиям, появились первые газовые магистрали. А вскоре и служба, которая следила за их исправностью.

Первые газовые фонари зажглись в Лондоне в 1809 году: ими освещались всего несколько улиц в самом центре города. В Париж газовый свет пришел в 1820 году, в Берлин — спустя еще шесть лет. Интересно, что в столице России Санкт-Петербурге, на Аптекарском острове, изобретение англичанина Уильяма Мэрдока было использовано уже в 1819-м. Там же, в Петербурге, в 1835 году построили первый в Российской империи завод по производству газа мощностью 4,5 млн. кубов в год.

В Москве газовое освещение появилось только в 50-е годы XIX века, причем газ вырабатывался полукустарно на маленьких заводах-котельнях. Так, например, на заднем дворе Малого театра был построен заводик, который обеспечивал освещение главных театров первопрестольной — Большого и Малого. В 1859 году было учреждено «Московское товарищество сжатого переносного газа» с собственным заводом в Сокольниках, на которое и была возложена ответственность за организацию и безопасность газового освещения в зданиях. Выходит, что товарищество и является прообразом современной аварийной службы «04».

В 1865 году в Москву приходит крупный западный инвестор — англо-голландская компания «Буке и Гольдсмит», которая в тот же год по контракту с городской думой строит в Нижнесусальном переулке «газовый завод громадных размеров, по справедливости причисляемый к образцовым постройкам подобного рода, существующим в Европе, а также сеть подающих газопроводов». Так в Москве создается новая для города инфраструктура — газоснабжение.

К 1905 году общая протяженность московской газовой сети составляла 320 км. С газового завода (в районе нынешнего Курского вокзала) в сторону центра города тянулись три чугунные магистрали. Первая шла до Красной площади и там расходилась на три потока: в направлении Тверской заставы, в Замоскворечье и к Пречистенке (прямо по территории Кремля). Вторая магистраль доходила до Покровских ворот и опоясывала все Бульварное кольцо. Третья охватывала Садовое кольцо. Работа слесарей-сифонщиков, «мастеров по газу», считалась такой же «созидательной», как строителей или трубочистов. Если им и полагался транспорт, то обычный гужевой.

Аварийный ГАЗ-4

Специализированный автотранспорт стал поступать в службу газа только в 30-е годы прошлого века — с развитием и усложнением городской сети газоснабжения. Газовые трубы пришли в дома, квартиры, на предприятия. В таких условиях от оперативности аварийной бригады зависели сотни, а иногда и тысячи жизней, целостность строений, сохранность имущества граждан и предприятий. И в немалой степени — общественный порядок.

Служба газа получала автомобили трех типов — пикапы, автобусы и грузовики, все производства Горьковского автозавода имени Молотова, которые дооборудовались в подсобных автомастерских. Марку ГАЗ выбрали из соображений практичности. Большая «зисовская» грузоподъемность не требовалась — куда важнее были скорость и маневренность. Легкие пикапы ГАЗ-4 и ГАЗ-415 были своего рода «автомобилями первой помощи». Они могли привезти бригаду из двух рабочих (считая водителя) для устранения штатной неисправности или локализации утечки. Если авария была крупной, с серьезными последствиями, то вслед за пикапом подтягивался автобус ГАЗ-03-30 с бригадой из восьми-десяти человек и спецоборудованием — мощным трубогибом, развертками и прочим инструментом. Если же на месте требовалась оперативная замена труб и заглушек, то поспевала полуторка с запасными частями.

ПАЗ 655

Долгое время в ежедневном укладе службы газа ничего не менялось. Слесари пользовались дедовскими методами: искали утечку газа с помощью куска мыла, по-прежнему считали самым надежным трубогибом чугунные батареи отопления на лестничных клетках. Только автопарк постепенно обновлялся. На смену пикапам пришли фургоны и микроавтобусы Ульяновского автозавода, прозванные за форму кузова «буханками». Большие бригады стали выезжать на автобусах КАвЗ или ПАЗ — прямых наследниках довоенного ГАЗ-ОЗ-ЗО. В качестве тяжелого транспорта начали использовать новые модели ГАЗа и ЗИСа.

Долгое время у автомобилей службы газа не было никакой отличительной окраски, никаких спецсигналов. Разве что надпись на борту «Служба газа» указывала на специализацию автомобиля. В 1969 году служба газа была отнесена к разряду приоритетных. Она получила свой двузначный экстренный телефонный номер — «04», что ставило ее в один ряд с пожарной охраной, милицией и скорой медицинской помощью. Была стандартизирована и специальная окраска автомобилей: охристо-желтый или оранжевый цвета с красной горизонтальной полосой на бортах. Однако стандарты соблюдались не везде и не всегда. На службе все еще находилось большое количество изношенных, близких к списанию машин, балансовая стоимость которых была ниже стоимости перекрашивания. В этом нет ничего удивительного, так как в глазах чиновников и обывателей работа таких машин была в основном «стоячей» — пока бригада работает, автомобиль стоит.

ГАЗ 53 очень часто использовались для доставки газовых баллонов в сельские районы.

А раз так, то и менять его на новый нет никакого резона. К концу 80-х годов автомобильный парк службы «04» пришел в упадок. В основном это были дооборудованные бортовые грузовики, списанные с маршрутов автобусы, включая таких «мастодонтов», как ЛиАЗ-677, видавшие виды «буханки» и «каблучки». Согласно ГОСТу машинам службы газа полагался проблесковый маячок с оранжевым рассеивателем, формально не дававший никаких преимуществ перед другими участниками движения, а лишь привлекавший их внимание.

В последнее десятилетие работа газовой службы изменилась кардинально. С уплотнением застройки и усложнением коммуникаций все больше внимания стали уделять газовой безопасности, которая, в свою очередь, зависит не только от профессионализма бригад, но и от их мобильности и оперативности. Автопарк пополнился современными моделями, на базе которых созданы мобильные мастерские, газоанализаторы, транспортеры, траншеекопатели, трубоукладчики. Среди них уже немало экономичных автомобилей иностранного производства. Но и старая, заслуженная «буханка» все еще в строю. Решением правительства Москвы аварийной службе «04», ввиду важности решаемых ею задач, были предоставлены синие проблесковые маячки и звуковые сигналы, что фактически приравнивает газовые бригады к спасателям и саперам.

Одним из самых массовых автомобилей газовой службы является УАЗ 3909. Эта грузопассажирская модификация модифицирована под нужны аварийной службы. Салон поделен на три функциональных отсека: в переднем расположены места водителя и бригадира, в центральном — ряд из трех кресел для остальных членов бригады, в кормовом — контейнер с баллонами для газосварки, автоген, шланги, инструмент, запас труб разной конфигурации и прочий инвентарь.

"Летучка" предназначена для оперативной доставки на место аварийной бригады. Комплектуется газоанализаторами, оборудованием для газосварки и резки труб, запасом расходных материалов. Основное требование к летучкам — скорость и маневренность.

"Летучка 4х4" выполняет тот же объем работы и оснащена по типу городских летучек. Отличается полноприводным шасси. Незаменима в работе на местности, в обслуживании газовых магистралей, проходящих на значительном удалении от шоссейных дорог.

Мастерская приспособлена не только для доставки бригады, но и для ремонта газового оборудования в полевых условиях. Может оснащаться верстаками, универсальным станком, мощными трубогибами и труборезами, а также отсеком для разогрева пищи.

Транспортная доставляет к месту производства работ необходимый запас труб, задвижки, инструмент, баллоны для газосварки и прочее оборудование. Как правило, в «транспортный цех» отправляют уже отлетавшие свое летучки.
#уаз #службагаза #аварийная #ссср